Моё поколение – родившееся в конце 80х под яркие фейерверки взрывающегося СССР умудрилось проскочить в удивительный люфт свободы и безнаказанности. 90е, озабоченные фундаментальной ступенью пирамиды Маслоу – выжить, не волновали наши ценности. Жирные 2000е после полуголодных 90х обжирались нефтяными эклерами и не обращали внимание на формирующиеся умы.

В 1990 году западная культура потребления с разноцветными свободами и плюрализмом мнений ринулась лавиной в 150-миллионную лакуну РФ. Подростки самой читающей нации были обложены разноцветными журналами о западном взрослении. Журналы Cool Girl и Seventeen рассказывали о безопасном сексе и однополой любви. Со страниц дешевого глянца нам кричали “будь собой!”

В эпоху иноагентов и гомофобных законов любят вспоминать ТАТУ – фейковую лесбийскую группу, взлетевшую до бронзы Евровидения в 2003. В 2020, когда конституцию Российской Федерации щедро посолили “умеренным консерватизмом”, лихие 2000-ые выглядят дико и другой страной.

ТАТУ были лишь вершиной айсберга, фасадом, с вызовом транслирующим западу, что мы тут “сами с усами”. За яркими фасадами шли спокойные и куда более взвешенные процессы. В моей школе учились открытые гомосексуалы, подружки практиковали однополый секс, Диана Арбенина и Земфира волновали новыми альбомами, а не особенностями личной жизни.

1999 год стал годом “Матрицы”, 2000е – эрой оголенных пупков, висящих под задом мужских штанов и музыки улиц. Спустя 10 лет создатели “Матрицы” братья Вачовски превратились в сестер Вачовски. Новость отняла у меня 2 минуты на гугл, чтобы узнать, как они выглядели до и после.

В середине 2000х я посмотрела в “Джазе только девушки” – любимый фильм моих бабушки и дедушки. Два мужика саксофониста переодеваются в женщин, чтобы их приняли на работу в джазовый ансамбль. Один из них приударяет за солисткой – Мэрилин Монро, а у второго появляется пожилой богатый покровитель, который готов взять переодетого героя в жены. Финальная сцена совершенно парализовала мой мозг. Переодетый саксофонист и его поклонник едут на катере, где последний делает предложение фальшивой даме. “Дама”, пытаясь отвертеться, придумает различные предлоги, чтобы отказаться, и в итоге стягивает парик:

-Мы не можем быть вместе, потому что я мужчина!
-У всех свои недостатки! – отвечает счастливый миллионер.

Мой мозг отказывался решить эту задачу. Миллионер не понял, что рядом с ним мужчина? Миллионеру все равно, он влюблен в характер персонажа? Но саксофонист гетеросексуал, как они будут это решать? Сцена, задуманная в 1959 году как ироничная, совершенно не ложилась на раскрепощенное сознание 2000х.

Первые известные трансгендеры – люди в возрасте, достигшие момента, когда им уже настолько все равно, что они, наконец, могут делать со своим внешним видом все, что им заблагорассудиться. Пожилые мужчины в париках и плохо сидящих платьях на широких плечах, выглядели грустно. Мне было печально видеть, что к моменту, когда стало можно, уже было поздно. Хотелось верить, что их близкие все равно примут и признают человека таким.

Мы посмотрели с британцем фильм о первых известных трансгендерах 80х в Британии. Если и раньше мне казалось, что решение о смене пола требует колоссальной травмы “запертый не в том теле”, то изучив этот процесс в картинках, мне совсем поплохело. Если вкратце, то операция по смене пола делает человека бесполым. Получать удовольствие от секса невозможно. Для создания пениса из руки или бедра вырезают приличный кусок мяса, из которого формируют бутафорскую колбасу. Колбаса не в состоянии эрегировать и выполняет исключительно декоративную функцию маскулинности. Знаю обо всем этом, люди все равно решаются на операцию. А затем на протяжении 15 лет после случаи суицидов возрастают на 20%.

Право на самоидентификацию – неотъемлемое право каждого человека. Свобода поведения и самопрезентации не должна вызывать каких-либо вопросов. И вместе с тем, маскулинность и феминность по-прежнему глубоко привязана в сознании человечества с первичными половыми признаками.

Обсуждали с британцем ситуацию: знакомишься с девушкой, вы друг другу нравитесь, а потом выясняется, что у нее член. Ваши действия? Увы, мы оказались примитивными созданиями, которые в отношениях ищут также и его половую составляющую. Мне было бы сложно состоять в отношениях без члена. С другой стороны британец заметил, что не разглядеть за мужским фасадом оригинальную женскую конструкцию сложно. И мне так казалось. Но потом я встретила ее.

В начале прошлого года корона совпала с эйфорией. По совету подруги я посмотрела короткий сериал об американской школе, наркотиках и сексе. Сериал живо откликнулся университетским прошлым и ночным саундтреком. Меня зацепила высокая блондинка с фарфоровой кожей и невероятными глазами. Еще спустя месяц я слушала подкаст “В предыдущих сериях”, где обсуждали “Эйфорию” и трансгендерных персон. Слушала вполуха под уборку и половину эпизода не могла понять, о чем речь. А затем оставила швабру на полпути и побеждали пересматривать серию в трусах.

Возможно, это мне “неуд” за внимательность. Возможно, это уже действительно неважно. Но Хантер Шафер – девушка невероятной красоты. Девушка, которая с вызовом демонстрирует бугорок в трусах и украшает обложки всех журналов. Хантер, оставайся такой, как ты есть, ты великолепна!

Daniella Midenge Captures Hunter Schafer for Allure Magazine — Anne of  Carversville

Уже 5 лет я живу в гендер-флюидном Берлине, где имена звучать бесполо, а коллега мальчик через полгода оказывается девочкой. Надеюсь, что удаление от полюсов, сделает нас ближе, выведет на передний ряд содержание и позволит видеть красоту под самыми необычными углами.


Еще больше историй с вашей помощью: Become a Patron!