Весной 2020 года я встретила новости о пандемии с ужасом. Мне казалось, что остановка производства приведет к экономическому краху, нас всех сократят на работе и жизнь потеряет ориентир. Каждый день я параноидально пересчитывала отложенные “на черный день” средства, переводя их в месяцы безработицы. Осень 2021 года, пожиная плоды экспоненциального роста клиентов, а с ними и компании-работодателя, я выяснила, что ошибались даже эксперты.

За полтора года пандемии мировая экономика просела на 3,1%, развитые страны на 4,5%, Россия на 3%. Китай продолжал расти, хотя 2%+, по сравнению с привычными 5% это, скорее, падение. Как вышло, что Россия экономически прошла пандемию лучше, чем развитые соседи? Краткий ответ: при выборе между населением и экономикой, Россия выбрала последнее.

Структура российской и европейской экономики разнится. В Европе услуг и сервисов, ориентированных на физическое взаимодействие между людьми, значительно больше. Водрузите колпак жестких локдаунов поверх – и вот -4,5% в остатке. 

Россия – необычная страна на двух скоростях: с одной стороны, тяжело зависимая от традиционных энергоресурсов, с другой – обладающая очень живым пластом экономики, который создает бигтех. Цифровизация банковских услуг превосходит в поколения аналоги в старой Европе. Благодаря этому сектору, Россия достаточно развитая страна и доля услуг в ВВП существенно больше чем производства. В условиях пандемии финансовые услуги легко переехали в хорошо подготовленную онлайн среду.

Вторая метрика в анализе пост-пандемийной экономической обстановки – доходы населения. Тут Россия выступила хуже, чем развитые страны. Объем помощи населению был значительно меньше. В Европе уровень доходов не упал, в Америке был даже рост доходов населения – в Нью-Йорке выплаты доходили  до $5000 в месяц. В России падение было сглажено, но не полностью, и вместо этого правительство взялось за регуляцию цен.

Государство уже баловалось мерами с контролем цен, но в пандемию резко вырос спектр товаров, на которые распространяются эти тлетворные инициативы. Инфляционное давление растет во всем мире – на выходе из кризиса инфляция всегда разгоняется. В СССР мы практиковали заморозку цен и единственное, к чему это приводит – к дефициту. В разрезе подобных практик теоретически можно было говорить о демпферах. Демпфер – механизм, смягчающий колебания цены на тот или иной товар на внутреннем рынке. Этот механизм работает с нефтяниками, сдерживая цены на бензин на российском рынке. В 2019 году правительство и нефтяники договорились: если за рубежом цены на бензин высокие, то из российского бюджета нефтяникам компенсируют сумму, которую они теряют, не поднимая цен в России. А если цены на бензин в стране становятся выше экспортных, то тогда наоборот: нефтяные компании сами перечисляют деньги в бюджет. Другими словами: предприниматели несколько теряют в доходности, но минимизируют риски. А все бизнесмены смотрят на две вещи: на прибыльность и риски. При текущей ситуации, если цены пойдут вверх, то государство обескровит бизнес пошлинами.

Россия и весь мир прошли кризис значительно лучше, чем предсказывали в мае 2020. Причина тому – быстрая разработка, производство и доставка вакцин. Триумф науки, которую человечество недооценило. Последняя, но, возможно, самая важная метрика – это смертность, здесь российское государство капитально провалилось.

Почему смертность – такой важный фактор? С циничной точки зрения экономики, вложение в здоровье граждан – это способ повысить продуктивность населения. Год 2020 стал аномальным, с невероятными вливаниями в здравоохранение, но свежий бюджет осени 2021 не предусматривает больших инвестиций в здоровье граждан. На фоне чудовищных проблем с продолжительностью жизни и демографической ситуацией, вопросы здравоохранения являются стратегическими для развития страны. Повышение рождаемости – это планы на 20 лет вперед, но современная проблема России – это огромное количество людей трудоспособного возраста, которые не могут работать из-за проблем со здоровьем.

И напоследок: что стало неожиданным для экспертов-экономистов? Мы недооценили, насколько у нас связан, глобализован мир. Насколько важны цепочки поставок во всем мире и насколько они хрупкие. Огромное давление на цены, которое мы наблюдаем сегодня, существенно связано с цепочками поставок. Второе – насколько важна трудовая миграция во всем мире. Засчет закрытых границ во многих странах не оказалось сезонных рабочих – цены выросли. Экономика очень сильно локализована и связана между собой. Вопрос регулирования рисков и диверсификации однозначно станет приоритетным в ближайшем будущем.

И самое-самое последнее – зачем мне это все? Как маленький пассивный инвестор я очень внимательно слежу за американскими горками моих активов. Все началось с банальной терминологии и здравого смысла при составлении портфеля. Но крыло бабочки приводит к извержению вулкана, и вот уже я читаю международные доклады и слушаю выступления экспертов. Экономика – это жизнь и если хочется понимать в ней чуть больше, экономика – хороший старт.

Еще больше историй с вашей помощью: Become a Patron!