17 января 2021 16:40 Берлин

В грустном лысом сквере доедаем безнадежно остывшие португальские булочки.
– Ну что, идем смотреть ко мне стрим возвращения Навального? – говорит британец.

Навальный официально признан на международном уровне в мире Вашкелите.


Впервые я услышала о Навальном от очарованного и по 20-летнему восторженного бывшего мужа в 2010-м. Он присылал мне бесконечные ссылки на посты жж, показывал дурацкие видео. Навальный раздражал. Не обаятельный с резким гнусавым тембром и залихватской молодецкой риторикой. Я игнорировала его существование и верила, что он выйдет из моды так же стремительно, как резинка стрингов над спущенными штанами.

После переезда в Германию российское правительство справлялось и без помощи Навального с бесперебойными поставками горячих новостей: Pussy Riot, помилование Ходорковского, Крым, санкции, Олимпиада, убийство Немцова, громкие аресты, уничтожение еды и изрядно сдавший Кириенко в высших эшелонах власти.

Тем временем 2013-й становится важной вехой в биографии Навального. Сначала приговор по делу Кировлеса с пятью годами лишения свободы и облетевшая весь мир фотография Юли Навальной со стальными глазами, обнимающей мужа. Уже день спустя мера пресечения была изменена на подписку о невыезде до вступления в силу приговора суда, а после и вовсе с реального на условный срок. Схвативший адреналина Навальный участвует в выборах мэра Москвы и в сентябре того же года набирает около 30%. Собянину натягивают жалкие 51%, второй тур исчезает в тумане, но о Навальном уже знает вся Москва и грустный выборо-кастрированный Петербург.

В марте 2017 Навальный публикует “Он вам не Димон”. Первое видео на канале Навального, которое посмотрела я и еще 37 миллионов человек. Роскошные съёмки с дронов, поднаторевший в разговорном жанре Навальный и достойная детективная интрига. Семейный чат взрывается обсуждениями. Дядя пытается показать фильм зомбированному годами Первым каналом дедушке. Тот уже потерян.

В апреле того же года средний журналист, но одаренный нюхом на человеко-события Юрий Дудь берет интервью у Навального. Смотрю со смешанным чувством удивления и сомнения. Этот – тогда еще вполне мордастый – чувак все еще крутится. Как та неугомонная лягуха в кувшине с молоком. Он по-прежнему не мой кандидат, но о нем точно знают 21 миллион просмотревших видео.

В 2018 Россия принимает футбол и весь мир в 11 городах самой большой страны на планете. Все иностранцы, встреченные мной с 2018 года, бывали в России. Отныне новости с пометкой Russia если не читаются, то просматриваются. В том же году удачно переизбирается Путин с колоссально неудачным количеством фальсификаций. Наполовину иностранка, поддаюсь общей истерии и начинаю внимательнее следить за родиной первого паспорта.

В 2018 смотрю “Возраст несогласия” Андрея Лошака. Фильм о самых юных сторонниках Навального. “Он вывел школьников на улицы!” захлебывается пропаганда. Вчерашние школьники – сегодня студенты. Вспомните, что студенты творили в конце 19 века. Глаза мокрят, глядя на русскую деревню, где главная мечта бабки, чтобы убрали свалившееся дерево. Юные лица мальчишек, которые разносят агитматериал и искренне верят, что так надо, напоминают о младшем брате.

Удачный 2018 сменяет чудовищный 2019 – тогда мы еще не знаем, что это циклон, а не осадки. Пожары в Сибири, наводнение в Иркутске, дело Ивана Голунова, московские протесты и допинговые скандалы. Дела и инициативы вокруг Навального множатся и разрастаются как грибы после дождя: умное голосование, отравление московских школьников, сайт петербургских выборов, неоднократные аресты и, наконец, как мы знаем теперь – первая попытка отравления. По официальной версии “кожный дерматит неизвестного происхождения”. 

К концу 2019 стало ясно, что с ним нельзя не считаться. Что он упрямо встает каждый раз, когда его втаптывают в землю. Набирается опыта, но не теряет мужества. В 2020, когда, казалось бы, перехватить повестку у Короны не удалось даже Лукашенко, Навальный стал человеком годы. Выжившим человеком года. В августе 2020 я подписалась на его инстаграм. И инстаграм его жены. Я была у Charite, когда его туда привезли. Читала ежедневные пресс-релизы и следила за публикациями Spiegel. 

18 января 2021 года в британской квартире на крыше Prenzlauer Berg мы следили на четырех экранах за главным сериалом 2021. Урывками переводя куски стрима и стремительно обновляющийся фид в твиттере, я сказала британцу: “мы наблюдаем прямо сейчас, как происходит история”. Когда появились первые фотографии из самолета в Берлине забитого под завязку журналистами, стало ясно: о Навальном знают все. Или почти все, что уже не настолько важно. Мы увидели человека-Навального. Уставшего, возможно, не до конца оправившегося, но все же дважды целующего жену, чтобы отправиться в неизвестном направлении на неизвестное время в параллельную реальность российского правосудия.

Вряд ли Навальный когда-нибудь станет моим кандидатом. Скорее всего я получу немецкий паспорт раньше, чем он выйдет на свободу. Но человек, который не боится смерти, тюрьмы и чудовищного абсурда вокруг, достоин уважения. И всё-таки лучший текст, который Навальный когда-либо создал, это текст о его жене Юле – “Пост про любовь”.