В 2022 году известный американский историк Тимоти Снайдер начал курс украинской истории в Йеле. На одной из первых лекций он задал вопрос “как так вышло, что лучшие разведки всего мира так тотально ошиблись? Предрекали три дня падения Киева? Как вышло так, что мы ничего не знаем об Украине?” На все четыре с лишним тысячи университетов США курсов по истории Украине всего два. И то один, начиная с 17го века.

Как вышло так, что вся история с преемственностью Московской Руси от Киевской Руси была создана украинским Сурковым того времени – Лазарем Барановичем. Лазарь Баранович был известным теологом, одним из видных интеллектуалов своего времени. Баранович происходил из Чернигова – мощного интеллектуального центра на северо-востоке от Киева. Чернигов на 500 лет старше Москвы и в середине 17 века оказался вместе с Киевом под властью Москвы. И для того, чтобы история с покорением обрела другой окрас, Баранович предложил следующий взгляд: Московское государство и Киевская Русь – это одно государство. И Московия берет свое начало из Киевской Руси.

Одна из главных сложностей российской имперскость заключается в ее юном возрасте. Даже не оглядываясь на мастодонтов вроде Египта и Рима, большинство европейских стран значительно старше России. Посмотрим хотя бы на главные города русского рейха – Москва основана в 1147 году, Петербург в 1703, Париж – в третьем веке до нашей эры, Лондон в 47 году, Киев в 6 веке. Еще сложнее обстоят дела с цивилизацией: в России всё началось с викингов, а юг Украины осваивали греки, отставание первых почти в 10 веков.

Главное обоснование российской пропаганды – мы тут были раньше. Но на деле, нас там даже не было, когда территории современной Украины активно развивались и осваивалась. Российская история клепалась на окраине, распадаясь на части и объединяясь под игом очередного тирана. В конце 19 века Транссибирская магистраль скрепила Франкенштейна российской империи грубыми стежками. Мне довелось бывать во Владивостоке и Хабаровске, которых невозможно заподозрить в родстве с Петербургом или Москвой. В Казани, которую так вымученно брал Иван Грозный, сложно угадывается итальянское барокко Петербурга.

Россия – страна, сотканная по лоскутам. Русский язык изобилует диалектами и говорами так, что вокабулярная база двух регионов может совпадать процентов на 50. Насажденный советами русский язык и то варварство, с которым с ним обращаются, печальное наследие насильных мер.  

Империи распадаются, обретая истинное лицо. Нет ничего более английского, чем люди-грибы радостно вдыхающие влажный туман и натягивающие неизменные веллингтоны, чтобы идти месить грязь с овцами. Британцы – островитяне с бесконечными шутками про погоду, английским завтраком в 1000 калорий и запинающимися комментаторами “God save the Quee.. .King!” Британцы обменяли империю на самобытность. Утвердились в том, что могут если захотят, и вживили пренебрежение к другим нациям в ДНК. Оказалось, этого достаточно, чтобы оставаться одной из самых влиятельных стран в мире.

Украина никогда не была империей, но входила в многие из них. И несмотря на то, что перенесла на себе греческое, польское, литовское, советское, еврейское и еще мало какое влияние, умудрилась остаться самобытной. К концу 2022 года стало окончательно ясно, насколько россияне и украинцы разные. По отношению к своей стране, своему президенту, желанию жить и осознанию свободы. Кто из русских был хотя бы раз влюблен в украинца знают: они любят и чувствуют по-другому. И поют так, что, даже не понимая слов, подпеваешь всем телом. 

Англичане и шотландцы не называют друг друга братскими народами, но уже много лет соседствуют на небольшом острове и входят в состав единого государства. Можно быть разными и быть вместе. Не отказывать друг другу в самобытности и находить общий язык. Самое время переосмыслить, что такое Россия и вылезти и старомодного клише самой большой страны в мире.