С начала войны и легкой подачи фейсбука желать смерти вождя стало хорошим тоном. Подавляющее количество членов антипу убеждены, что с уходом президента закончатся все беды. Некоторые повторяют заклинание пятого марта, подразумевая, что отход в саркофаге станет поворотным моментом, и ищут исторической поддержки. Но то, что случилось на международном фронте после 5 марта 1953 года вовсе не было крутым поворотом. Спираль “холодной войны” закрутилась в бараний рог как раз после смерти Сталина. Давайте вооружимся разноцветными белками и начнем рисовать параллели.

Смерть Сталина ознаменовала крен во внешней политике. Редкое единство продемонстрировала советская верхушка в поисках “новой политики”. Уже в 1956 году на ХХ съезде КПСС было решено отказаться от сталинского лозунга о неотвратимости новых войн и революций. Единогласно был принят путь на мирное сосуществование капиталистической и социалистической системы. 

После десятилетий сталинской политики “серой зоны”, новая гибкая советская дипломатия была встречена на Западе с подозрением как опасная неопределенность. Непривычные речи советского руководства о готовности вернуться к столу мирных переговоров и риторика мирного сосуществования шли чересчур вразрез со вчерашним противостоянием. Американские анти-коммунистические силы давили на президента Эйзенхауэра, вынуждая его не вступать в переговоры с СССР.

В советских верхах творилась неразбериха. Сталин не оставил приемника, но оставил кучку подозревающих друг друга людей, не готовых договариваться, опасаясь за собственную спину. Революционно-имперский язык все еще не выветрился и слабость и колебания перед империалистическим Западом означали политическое самоубийство для наследника. Каждый претендент искал сообщников, упражняясь в бравурных речах о расширении могущества СССР. 

За время своего правления Сталин сделал так, чтобы никто из его окружения не чувствовал себя безопасно, как бы высоко не стоял. Пресловутые путинские папочки – старый тренд, вышедший на новую спираль популярности. Финальный крен вождя в октябре 1952, когда он объявил Молотова и Микояна предателями и резко расширил состав Политбюро, дал понять, что все может измениться в любую минуту. В марте 1953, когда началась борьба за выживание, “старые силы” временно вошли в коалицию, избавившись коллективным голосованием от новых имен и “позабыв” о потенциальном шпионстве Микояна и Молотова. 

Когда началась война, то стало внезапно ясно, что существует некий интимный круг Путина, который в данный момент и принимает все решения. Путин всегда был и остается немного коллективным. Верное КГБ-шное прошлое, натренировавшее размазывать кровавые последствия по щекам падаванов. И если до войны круг делился на два полупопия: “кошельки” (Ротенберги, Тимченко) и технократы (Собянин, Силуанов, Мишустин), то война застала старые эшелоны в оцепенении. Решение было принято кем-то другим. 

Состав бункерного круга до сих пор не ясен. Командующий Росгвардией Золотов, повелитель тайги Шойгу и неожиданно Лукашенко. Приезжает белорусский брат, сидит за маленьким столом, а многие вещи официально объявляют после их дружеских посиделок. Где ФСБ-шник Патрушев и финансист Силуанов? И какое место закрепелено за говорящей головой Медведева?

Президент не молод, параноидален и не имеет плана Б. Настало время элиты причаститься. Место – Лужники, Крымская весна и пухленький Путин в пуховане за миллионы, потому как только под него влез бронежилет. Собянин вышел на сцену, перечеркнутый Z, Шувалов, теряя тапки, полетел на интервью RT, демонстрируя всяческую поддерджку – читай, делает ставку на нового премьера. Ведь нынешний – Мишустин (56 лет) – всячески уклоняется от лейбла, рассчитывая пережить диктатора (69 лет) и остаться в политике после развенчания культа личности.

“Победную сторону” заняли Кадыров с инстаграмными войсками, председатель Госдумы Володин и все тот же Медведев. Роль последнего вызывает вопросы, уж очень он сильно инвестирован в оправдание войны. 

Последний яркий переворот в истории России случился в 1953 году, когда вся политическая элита объединилась против одного человека – Лаврентия Берии. Невозможная коалиция Маленкова и Хрущева была плотно склеена чувством липкого страха, который вызывал верный ученик Сталина. Такая коалиция сейчас – Медведев и Мишустин. Алкоголик, карьера которого висит на мизинце Путина и самый осторожный паук в российском террариуме. Для заговора нужен политический мотив, самый сильный из которых – страх. 

Смерть Путина приведет к мгновенной деэскалации. Даже те, кто сегодня кривят улыбки по форме букве Z, с удовольствием сделают пару шагов назад. Но отказаться от линии партии обезглавленная гидра не решится. Нынешнюю российскую элиту сковывает недоверие и отсутствие соратников. Путин потратил годы на выстраивание устойчивой системы противовесов лжи и недоверия, которая невидимыми путами обвила каждого участника событий.

Пара шагов деэскалации сменится партийной борьбой. Запад воспримет гибкую дипломатию подозрительно и не поспешит отзывать финскую заявку в НАТО. 

В отличие от Сталина новые правители поняли, что действия СССР, начиная с блокады Берлина и звканчивая Корейской войной, подтолкнули западную Европу к созданию НАТО и желанию укрыться под атомным зонтиком США. Было принято давить на антивоенные чувства европейцев и тем самым подорвать создание блока НАТО. На деле Хрущев мечтал выпихнуть США из Европы и расщепить все западные блоки. Ради чего была создана Организация Варшавского Договора, предоставляющая Советскому союзу основания для размещения войск в Восточной Европе. 

Смерть Путина приведет к пересмотру внешней политики и отказу от обеспокоенности угрозой безопасности. Если кремлевские библиотеки сменят бестселлеры, то, может, вместо очередного витка напряженности, стран-прокладок и размещения войск нас ждет развилка и новый опыт. Внутрипартийная борьба приведет к легкой оттепели: в первые месяцы после смерти Сталина коллективное руководство было вынуждено пойти на крупные новации – новые лидеры не чувствовали, что их власть прочна и легитимна, а лысеющие головы терялись на фоне вездесущих портретов и изваяний вождя. Преемники Сталина не могли править посредством террора и им пришлось искать поддержки у партийных работников, военнослужащих, сотрудников спецслужб и других чиновников. Даже новые методички писать не придется – Мишустин и ко будут действовать по обкатанному плану. 

Смерть Путина станет небольшим вдохом перед глубоким погружением на дно. Смогут ли элиты договориться или загрызут друг друга? Какие неожиданные триумвираты подарят нам наследники? Смерть Путина выведет систему из равновесия и прибавит шоу зрелищности. Самое время ставить ставки.