У России никогда не было опыта демократии, откуда взяться демократическое стране? 70 лет советского союза вымуштровали не лезть в политику и доверять управление партийной мафии. Люди голосовали подписями в кабинете у начальника, чтобы уйти с работы пораньше. Никто не задумывался о выборе кандидата или, не дай бог, предвыборной программе.

В 90-ые годы беззубая пасть совка разверзлась в последний раз и в нее полетела экономика, стабильность и старые ценности, на смену которым пришёл хаос и потеря ориентиров. В мире, гду утро начинается с поиска еды для детей, времени для политики не остается. Первичные инстинкты берут вверх личного над общественным. В десятилетии расхлябанности и кризиса самоидентичности политика ковалась небольшой группой людей, которую в конце 1999 года возглавил невзрачный чекист.

Знаменитые сытые 2000-ые – время, когда люди решили вопросы первой необходимости, освоили ближайшую заграницу и захотели в политику. Экономический рост на нефтяном нарыве, захлопнутая в золотую банку ядовитая змея Чечни, цифровизация, сближение с Западом и курс в новый мир. Уже в первых робких набросках путинской пропаганды просвечивает идея стабильности. Стабильность или смерть. Знакомые черновики “дайте партии решать дела” в обмен на конфетку “не лезьте в политику”. 

Все чаще встречаю в фейсбуке комментарии “я до войны политикой не интересовалась, а сейчас не понимаю, как разобраться”. Начни с себя. Со своего холодильника, одежды, зарплаты, медицины и общественного транспорта. Политика – это каждый окружающий нас сантиметр. Даже детские травмы, перетираемые годами с терапевтом, – косвенные последствия политики, убеждающей не выметать сор из избы и обратившей агрессию вовнутрь. 

Короткий взлет свободы слова и мысли в 90-ые вошел в клинч с чудовищным экономическим крахом, потерял энергию и растаял несмелым прибоем. Окрепшая в 2000х система качнулась пару раз нелепыми медвединскими танцами и заняла знакомую советскую колею: мухи отдельно, котлеты – партии. 

Советский союз натужно эксплуатировал идею внутренней безопасности, выворачивая ее уродливой изнанкой переоценки внешней угрозы. Холодная война, выросшая на дрожжах параноидальной подозрительности, обернулась проигрышем СССР. Вернее, нам так объяснили. Основной эмоцией была выбрана обида. Точно по лекалу послевоенной сталинской риторики “советских людей, отдавших рекордное количество душ за победу над фашизмом, лишают справедливо завоеванных привилегий”. И ГДР на заднем плане, с которого методично снимают кожу регулярными репарациями.

Обида – сильная эмоция. Нелогичная, необъяснимая. “Меня это обижает”. Почему? Какой под этим триггер? – редкие адепты психотерапии копают так глубоко. Но эмоция очень ясная, кристально детская, понятная каждому. Меня обидели – это плохо. Идеальный яд пропаганды. 

Сейчас модно ругать Европу за бездействие. Но мировые войны шли на европейской земле. Достижение дипломатии как метода решения конфликтов – исключать кровь. Когда заканчиваются слова в ход идут новые. Количество слов в этом мире неисчерпаемо. Европа упорно считает, что конфликт можно решить словами иначе столетия кропотливо выстраиваемой демократии летят в тар-та-ра-ры. Но избиратели давят. Там, где власть выбирают, им приходится слушать избирателей. Люди недовольны и считают, что Украине нужно оружие, чтобы сбивать российские самолеты, которые уничтожают детские сады и роддомы. Финансовые министерства судорожно просчитывают издержки от нефтегазового эмбарго, а избиратели настаивают: сейчас надо закручивать вентиль! Потом будем решать новые проблемы. 

24 февраля первой запущенной ракету в сторону Украины Путин перечеркнул все достижения, завоеванные страной после лопнувшей кожи совка. Россия погружается в темные века. Ограниченный интернет, финансовый занавес по периметру, не выпускающий резко обнищавших граждан, состояние липкого страха и постепенный переход в сумрак: думать вслух не стоит даже наедине с самим собой.

Сколько лет потребуется стране, чтобы окружающий мир перестал подозревать ледоруб за спиной? Скольким поколениям придется убеждать мир, что “мы другие!” в обмен на договоры сотрудничества и зеленый свет для инвестиций? Эмигрировавшим давно с трудом выдают обещанные паспорта, бегущих сейчас подозрительно ощупывают и стараются не связываться. Россия из состояния мнимой угрозы переходит в положение мировой изоляции. Китай расправит плечи, чтобы сосать ресурсы в наиболее удобной позе, кольцо стран-вассалов развалится по зубчику, впустив в себя генно-модифицированные западные деньги. Россия, которую мы так и не смогли найти, теперь мы потеряли окончательно.