В декабре 2021 года под пугающие флэшбэки факельного шествия Ангела Меркель покинула пост канцлера Германии. Последние 20 лет Германия числилась неофициальным лидером Европы, тащила на себе экономику и процветание, а также определяла политику между востоком и западом. На смену Меркель пришел блеклый Шольц, глава коалиционного правительства с официозным твиттером, яркими заявлениями и невзрачными поступками.

Закат немецкого лидерства в Европе был очевиден уже в 2015-м году из первого ряда – с вокзала в Мюнхене, где с мягкими игрушками, шариками и плакатами мы встречали первый поезд сирийских беженцев. К нам в подол выкатились крепко сложенные мужчины 20-35 лет. Боевой взвод охотников за социальным выплатами, “каруселей” по бундесландам и партией роста мелкой преступности. Качнувшаясь Меркель выплеснула Великобританию из Евросоюза и подорвала веру в человечность самих немцев, воспитанных на чувстве вины. 

В мае 2017 года в главе Франции встал самый молодой президент со времен Наполеона – Эммануэль Макрон (39 лет). С позиции самого молодого министра экономики, будущий президент топил за энергетическую независимость, свободу и поддержку бизнеса и широкий спектр либеральных реформ. Заслужил прозвище “Президент богатых”, когда продолжил экономическую политику на посту и снизил налог на богатых. Движение желтых жилетов в конце 2018 года, резко прореагировавших на намерение повысить налог на дизель, смягчило курса президента-максималиста. 

25 апреля 2022 года Макрон переизбирался на второй срок. Макрон – четвертый президент, которому удалось переизбраться (де Голь, Миттеран и Жак Ширак), что нетипично для французов и говорит о новом тренде во французской политике. 

Серьезный вклад в победу на выборах внесли две войны: “война санитарная” по выражению самого Макрона против ковида и война путинская против Украины. Несмотря на суровые ограничения и не самый уверенный маршрут сквозь пандемию, большинство французов посчитали действия президента эффективными. Челночная, богатая на мемасы дипломатия Макрона, курсирующего между бесконечным столом в Кремле и джемперами цвета хаки в Киеве дала предвыборную фору, которая, с официальным началом гонки была утрачена, – французы посчитали, что президент слишком глубоко втянулся в международную политику и восприняли его неявку на дебаты первого тура болезненно.

Председательство Франции в Евросоюзе с января 2022 не осталось незамеченным. Челночная дипломатия Макрона, миротворческая миссия как представителя объединенного евросоюза и президента франции была воспринята очень позитивна. Еще до ухода Меркель ходили слухи, что она собирается готовить именно французского президента на роль нового лидера. Со времен де Голля, когда тот сгенерировал модераторскую функцию Франции – мост между востоком и западом – на международной арене, Макрон успешно подхватил это начинание, умудрившись сохранить отношения с Трампом. 

Политика Макрона строится на двух тезисах: независимость Франции в вопросах энергетики и обороны. В отличие от Меркель, которая с подачи зеленых прикрыла атомные электростанции, Франция к 2022 году оказалась в практически независимом положении от российских энергоносителей. Именно Макрон был инициатором создания европейской армии быстрого реагирования, которую он предлагал создавать не в противовес, а в дополнение НАТО и делать это вместе с Россией. Убежденный евроатлантист, Макрон последовательно утверждал, что Россию нельзя делать изгоем, так как это толкает ее в объятия Китая, что противоречит интересам Европы.

В рукаве Франции козырь ядерного оружия. Вернувшись в 2009 в военную организацию НАТО, она не вернулась в группу ядерного планирования, предпочитая разбираться со своими боеголовками самостоятельно. Постоянный член совета безопасности, Франция во главе с молодым и очень деятельным президентом претендует на определяющую роль в Европе. Макрон, встречаясь с российскими и украинскими лидерами выступал не столько, как Президент западноевропейской страны, но как лидер всей объединенной Европы. 

В апреле 2022 Европа находится в кризисе, который она не испытывала с конца второй мировой войны. 5 миллионов беженцев, растущие цены на энергоносители и еду, поигрывание ядерной картой сумасшедшим соседом с востока. На дебатах с Марин Ле Пен перед вторым туром, на все ее право-популистские высказывания об уменьшении пенсионного возраста и безработицы он отвечал просто: “а как?”.

Французская политика всегда представляла интерес: хлесткие остроумные дебаты, опасные нарывы правых партий и вечная рациональность французов, когда дело доходит до второго тура. Но еще никогда в истории республики не было отдано столько голосов за антисистемные партии. Рост правых популистов можно объяснить так: в ситуации турбуоентности (ковид) и кризиса (война в Украине), когда ни один внятный политик не может дать ответ избирателю, яркие пустые слова правых радикалов дают ответы тревожной публике.

Германия теряет позиции, как медленный и неповоротливый титаник. Шольц балансирует между консервативными сторонниками союза с Россией и молодыми и злыми зелеными. И если императрице политике компромиссов Меркель (67 лет) удавалось, лавируя, оставаться на плаву, то ровесник Шольц (63 года) не успевает за адаптивным молодым французом (44 года). Франция наступает на пятки, проводит куда более четкую, но с тем же взвешенную политику и строит энергетическую независимость. Если не Франция, то кто?