Когда мне было 10 лет я жила с бабушкой и дедушкой, которые существовали в режиме постоянного строительства. Каждый день после школы мы заезжали в строительный магазин “Максидом”. Я провела столько часов в “Максидоме”, что знала наизусть все отделы и помогала ориентироваться овцам, впервые заблудшим в подземный мир строительства. Возле “Максидома” ходил трамвай. На красном трамвае была огромная наклейка “Повезет с покупками!” и логотип “Максидома”. Я до сих пор считаю это лучшей наружно-транспортной рекламой. 

Говорили с британцем об удаче. Когда кому в последний раз везло. Сошлись на нескольких пунктах: ему повезло встретить меня, мне повезло встретить мою лэндлордшу. Нам обоим повезло с родителям. А затем он добавил: “но самое мое большое везение – то, что я родился в Англии. Если бы я мог выбирать из всего мира, я бы выбрал Англию”.

Всю свою жизнь, рассуждая о превратностях судьбы, я всегда добавляла “вот если бы еще родиться не в России…” Если бы я могла выбирать из всех стран на земле, я бы выбрала Англию. Для гармоничных отношений необходимо сходиться в фундаментальных вещах.

Когда в Германии в комитете по делам мигрантов тебя помещают в отсек с беженцами, а при получении бумаг честно предупреждают, что запросы гордого обладателя паспорта страны возможностей будут обслуживаться после всех остальных категорий граждан (немцы, европейцы, турки, беженцы, все остальные), понимаешь: это не дискриминация, это так устроен мир. Британец ходил получать бумаги и с удивлением констатировал: “меня направили в одну группу с сирийцами!” Великобритания вышла из ЕС, Германия методично сдвинула островитян на два класса ниже. Добро пожаловать в мир третьесортных паспортов. 

Мне много в чем повезло. Белая девушка с европейской фамилией, взращенная в семье, исповедующей науку. В европейском компоте принято интересоваться происхождением, но оценивают по акценту и нарощенным ресницам. За 8 лет Европы смыла акцент и мимикрировала под северного union-бургера. Чаще всего принимают за шведку или голландку, фамилия ставит в тупик и отвлекает внимание от насквозь русского имени.

В Германии море русских, немцам нравится вступать в отношения с женщинами, которые уже в отношениях с кухней. Им нравится умеренный (отсутствующий) феминизм, каблуки и нарощенные ресницы. Очевидно, мне немцы не нравились никогда. Чего мне еще никогда не доставалось, это ярлыка “экзотика”. Ну какая ты экзотика после флага над Рейхстагом. Но все поменялось с приходом британца. Мы едем в Англию и мне предстоит встреча с дядей, который впервые увидит настоящего русского человека. Сразу захотелось шубу в пол и ожерелье сушек.  

Удивительные островитяне до сих с интересом поглядывают на русичей. Культурные расхождения начинаются с гречки и заходят в тупик при описании “дыры”. Изящный городок с римскими корнями и роскошными развалинами Понтефракт британец презрительно называет “дырой”. Показала ему красивые съемки с дрона поселка Депутатского (спасибо, Дудь, что открываешь Россию). На возражение британца, что это не считается, потому что там никто не живет, показала деревянные трущобы без удобств полумиллионного Хабаровска. Британец убедился в мысли, что ему невероятно повезло родиться в Англии. 

Как бы мне могло повезти еще больше? Родиться в двуязычной семье и стать естественным билингвом. Родиться в чуть более обеспеченной семье, чтобы учеба заграницей не была из разряда фантастики. Родиться в семье, где к бабушке с дедушкой прилагаются папа и мама. Родиться, конечно, в Англии. У меня не получилось, но у моих детей очень неплохие шансы. Повезет им!

Мне повезёт?: Become a Patron!