Мы встретились на моей кухне. Я делала сырники и пыталась вставить этот новый пазл с острыми краями в привычную мозаику моей жизни. Это был его день рождения, 9 утра воскресенье, мы никогда не виделись раньше.

Ты никогда не знаешь, как произойдет первая встреча. В нашем случае две волны схлестнулись, не смешиваясь. Разная соленость, разная плотность. Волны схлестнулись, окатив друг друга, и оставив в недоумении. Ведомые удивлением и странной отталкивающей силой, мы встретились еще раз. На сей раз у Гибралтарского пролива, где сходятся воды Атлантического океана и Средиземного моря. Они тоже не смешиваются.

В этом году я взяла направление на “делаю то, что никогда не”. Мне казалось, это раззадорит и разгонит мое вдохновенье. Я не подумала, что на этой смелой дороге я столкнусь с опытом, который сбивает с ног и расстреливает колючей ледяной крошкой. Я упорно пыталась приблизиться к человеку, но подрывалась на минах, оставляя с каждым заходом немного растерзанной нежности.

Я шла навстречу с моими лучшими заклинаниями. Но, оказываясь рядом, мои рецепторы глохли и происходило затмение. Готовый пакт о перемирии рвался в клочки, на щеках розовели пощечины стыда. Коммуникации не было. Я была в отчаянии.

Не так давно я поняла, что могу не претендовать на красивую или умную категорию, но в смелости я уверенно иду в первой тройке. Я не боюсь быть смешной, я не боюсь быть открытой. Я не боюсь перешагнуть через обиду и открыть объятия навстречу. Но я очень боюсь натолкнуться на тонкие издевательские иглы неприятия. Внутри меня умирают сотни цветов, высушенные поля впадают в кому и время теряет свой путь. Я никогда не понимаю, почему люди говорят “нет” на нежность. Когда ты отрезаешь кусок себя и несешь его беззащитно на вытянутых руках. А он смотрит и со злым смехом бьёт тебя по ладонями. Затем, видя слезы на твоих щеках, он с размаху наступает и втаптывает в землю раздавленное чувство.

В ту ночь я практически не спала и слушала море. Восполняла потраченное море внутри. Перебирала силы, что еще остались. Куталась в одеяла теплых слов от родных и близких, склеивала разбитое внутри, чтобы на следующий день улыбнуться и постараться полюбить снова того, кто сделал больно.

Я никогда никого ненавидела. Я даже не уверена, что понимаю, как это чувство функционирует. Во мне слишком много нежности, чтобы превращать ее в лед. И мне кажется, что теряя, я обретаю что-то новое. Одни моря высыхают, но остальные продолжают лететь навстречу друг другу, никогда не смешиваясь.