Мои текущие отношения миновали стадию влюбленности. Сделали аккуратный круг мимо стартовой линии и вышли на дистанцию на третьем километре. Отношения развиваются спокойно, подпрыгивая на кочках несогласий и синхронизируя дыхание на длинных ровных участках. Они напоминают жизнь: сегодня хороший день, завтра не очень, послезавтра пауза и весь день сна. Мы сближаемся и узнаем друг друга, но это настолько вплетено в привычную канву жизни, что оскаровское кино по нашей истории не снимешь. Кажется, что если любовь и наступит, то только через пару лет, когда мы поймем, что уже год как пересели в СВ и решили выйти на одной остановке.

Индия известна институтом договорных браков. Несмотря на стремительную модернизацию болливудского кино, традиция сохраняется и более 70% браков заключается по договоренности. Мировая статистика поддерживает традицию, констатируя один из самых низких уровней разводов. 

Социологическое исследование, занявшее несколько десятков лет, сравнило договорные и браки “по любви”. Договорные браки начинаются с остывшего чая и неловких разговоров, браки “по любви” с конфетти и ванны с шампанским. Договорные браки ставят партнеров в условия, когда они с первого дня вынуждены работать как команда – находить компромиссы и оптимальные для союза решения. Это напоминает слаженный рабочий коллектив: при качественном подборе участников команда срастается плавниками и через некоторое время рабочие отношения перерастают в дружеские. 

Браки “по любви” работают по принципу дурмана – по первости страсть размывает фокус, игнорируя слона проблем и держится на эндорфиновой игле. Эндорфины рано или поздно возвращаются к среднему показателю, пелена спадет, наступают темные века. 

Немецкий социальный психолог Эрих Фромм писал: “Самозабвенное помешательство друг на друге — не доказательство силы любви, а лишь свидетельство безмерности предшествовавшего ей одиночества.” Фромм настаивал, что любовь – это не вещь, а процесс. Незрелая любовь построена на нужде и потребности обладать, зрелая на добровольном акте заботы и ответственности. “Любовь помогает человеку проявиться, выявляя, увеличивая, развивая в нем хорошее, положительное, ценное. Это высший синтез смысла существования человека. Только любя, отдавая себя другому и проникая в него, я нахожу себя, я открываю себя, я открываю нас обоих, я открываю человека.”

Сравнивая договорные и браки “по любви” была выявлена кривая удовлетворенности отношениями. Браки “по любви” начинают с твердой десятки и уверенно съезжают по шкале ниже с выпариванием страсти из отношений. Страсть, как чувство экстремальное, краткосрочна, а потому не в состоянии служить прочной основой для брака. 

Начинает казаться, что всем немцам при рождении выдают методичку “Основы любви”. Распространенный сценарий – 7-10 лет вместе, ребенок на подходе и беременная невеста. В немецких браках страсть отсутствует как явление. 

Договорные браки, используя самые современные фреймворки, работают слаженно, выстраивая прочные партнерские отношения. Градус принятия и симпатии растет, отражая успехи совместного предприятия. По версии исследования кривые удовлетворенности пересекаются на третьем или пятом году жизни – когда браки “по любви” выкорчевывают последние пни страсти, а договорные отношения начинают видеть первые ростки любви на вспаханном поле уважения. 

После 7-10 лет совместной жизни, брак “ по любви” ждет развод, в то время как договорной брак переживает зрелую любовь и теплое какао страсти. Один из исследователей, профессор Роберт Эпштейн пишет: “Я брал интервью у высокообразованной женщины из Пакистана и сказал ей: «По шкале от одного до десяти, где один – низшее значение, а десять – наивысшее, насколько сильно вы любили своего мужа в день вашей свадьбы?» Она ответила: «Ноль». Я спросил: «Насколько сильно вы любите его сейчас?» Она сказала: «Одиннадцать». Я спросил: «Как долго вы замужем?», и она сказала: «45 лет».

31 октября в последний день свободной от локдауна Германии мы ходили в индийский ресторан. На мне каблуки и хэллоуинский мэйкап, на нем – костюм и галстук – тоже хэллоуинский мэйкап, если вспомнить, что мы в Берлине. Вокруг сидели парочки с шампанским, поглаживая руки друг друга. Пока они ковыряли десерт на пополам, мы попробовали всё меню и обсудили предстоящие американские выборы. Когда мы встали из-за стола – два высоких блондинистых человека с голубыми глазами, столики вокруг невольно захватили нас взглядом. Мы оказались близко и, не включая в процесс руки, обменялись долгим вдумчивым поцелуем. Пританцовывающий официант с пальто замер в паре шагов. Мы оделись и вышли.