Меня хватило на неделю. Первую половину я отходила от стресса, связанного с побегом из России. Истеричное протискивание через захлопывающийся карантинный занавес срезонировало до дрожи в сериале “Рассказ служанки”. Сериал вообще удивительно точно описывает механизм закупоривания человеческой воли. Рекомендую между строк поклонникам Оруэлла. Вторую половину недели я вживалась в новый режим. 

И вот к середине второй недели изоляции у меня начала ехать крыша. Я наорала на калатею. Затем выговорила кошке за то, что она слишком громко храпела и не давала заснуть. Вечернюю четверговую сессию с психологом я начала с выдоха “Помогите!”

Я была убеждена, что карантин никоим образом не коснется моих душевных струн. Прослушивая ежедневные разрозненные подкасты, тематически сплотившиеся в единый коронафид, я пыталась нарисовать портрет человека, которому засылают тонны поддержки и советов, как сохранять разум в эти непростые времена. В четверг утром этот человек посмотрел на меня из зеркала. 

Психолог спросила: “а что поменялось?” Работа осталась прежней. Я не сдвинула свой график ни на минуту, продолжая подъёмы в 6 утра и 40-минутные йоги. Поездки на работу заменила пред и после- рабочими прогулками по кварталу. Правильное питание, новые спортивные онлайн-курсы, офисные полу-луки (только верхняя половина). Подруга говорит “да ты образцово следуешь всем карантиновым гайдлайнами!” Следую… и схожу с ума. 

Психолог говорит: “помните, в самом начале нашей работы я вас спросила: что вы будете делать, если окажетесь в пустой комнате без окон одна на несколько часов? Что вы ответили?” О, я прекрасно помню: лягу на пол, закрою глаза, положу руки на живот и с удовольствием подумаю приятные мысли, не отвлекаясь на работу и бытовуху. И вот эксперимент пришел в жизнь – я заперта в комнате. И что я делаю?

Почему-то в моей голове случился странный спазм. Голова трактовала карантин как внезапно расширившееся пространство и время и навязала мысль, что ну вот теперь-то я смогу успевать в 3 раза больше! Учебу в трех университетах, три тренировки в день, португальский и немецкий, а также прогулки на свежем воздухе и кулинарные шедевры. 

Не вышло. Банально по количество часов в сутках не вышло. Умело заменив якобы “отнимавшие” время раньше мероприятия, вроде путешествия до работы (во время которого я читала книги по учебе или слушала подкасты) на не менее полезные и толковые мероприятия, я не учла их в подсчете часов. Вишенкой на торте стал возросший объём работы ввиду возвращения к эпистолярному жанру. Если вы когда-нибудь мечтали оказаться в 19 веке – вот он ваш шанс! Теперь у меня нет вопросов к массовости немецких писателей-романтиков, мало кто так любит писать письма как немцы.

Итог: меня накрыло с головой, я вошла в мертвую петлю фрустрации и понеслась полыхающим агрессивным поездом в темное дно. 

Это была очень плодотворная сессия с психологом. Как ультра-раци я расчертила планы на все выходные, взяла выходной на грядущей неделе и перестала торопиться все успеть, ведь жизнь – вот она. А карантин еще минимум месяц. Время глубоко выдохнуть и наслаждаться безвременным экспериментом, который ставит над нами судьба. 

photo_2020-03-27_13-04-14
Мы с друганами после карантина