Самое страшное и разрушительное оружие, которым так безнаказанно любят пользоваться женщины — это флирт. Замужние и одинокие, влюбленные и равнодушные, смелые и не очень, женщины флиртуют отчаянно и на грани фола, осторожно и предусмотрительно, эксцентрично и без задней мысли.

Флирт есть в жизни каждой женщины, он — как наркотик, разлетающийся по венам и разрывающий плотное небо. Флирт — это безнаказанность. Это подлейший вид преступления, за которым не следует наказания. Флирт очевиден и иллюзорен. Невозможно доказать, что флирт был, невозможно отрицать, что не был.

Когда женщина флиртует, она превращается в самого опасного хищника каменных джунглей. А если мужчина занят, то ставки становятся смертельными. На кону — сама женщина, её заоблачное и хрустально хрупкое «я». Задача — вовлечь в игру без правил, закружить так, чтобы сбить с пути, чтобы ориентиры и обязательства отошли за окно мчащегося 300 км/ч TGV.

Вот моя последняя история. Дом, облизанный закатным солнцем, утопающий в виноградниках. Вино везде: в бокале, на губах, на платье. Терпкий запах Италии, которым напиталась кожа. Мы не одни, но одни. Играем в карты. Время пропадает и теряется на дне третьей бутылки вина. Он, конечно, занят. Я, как всегда, тоже. И вот обязательные каждые 5 минут, когда я сдвигаю карты у него в руке, пробегаясь подушечками пальцев по костяшкам его руки. Пробегаюсь нежно, но каждый раз готовой симфонией. Замысловатым менуэтом, подавляющим его волю к сопротивлению. Несколько секунд и я снова отстранилась. Но каждый раз, междустрочные движения моих пальцев становятся всё более очевидны. Я замечаю, как он перестаёт дышать в тот момент, когда мои пальцы беззвучной лёгкостью летят к его руке.

У него длинные вьющиеся волосы. И вот еще бутылка вина. И я спрашиваю — могу ли я заплести его волосы. Он не просто ждал, он так хотел, что мгновенно выдохнул «да». Теперь он капитулирует. Не позволяйте моим пальцам касаться ваших волос. Это мое смертельное оружие. Оно беспощадно. Я слишком много знаю о нейронных связях, которые пускают по коже мятные волны. Мои пальцы вплетаются в мысли, распутывая узлы и затягивая новые бескомпромиссные.

Я плету его волосы. Такие на удивление упругие и совсем не путанные. Я чувствую, как мелко дрожит вена на его шее. Я слышу, как он умирает от удовольствия в полной прострации отрицания. Я касаюсь его шеи так легко, что мне передаётся сигнал от каждого мускула его загорелого тела. Когда я заканчиваю и мои руки в последний раз легко пробегают по тонкой плёнке кожи за ушами, как раз там, где мы прячем наши секреты, я узнаю о нём всё.

На следующий день он чувствует себя неловко. Всё время незаметно поправляет волосы. Тактильная память всегда сильнее ментальной. Его беспокойные нейроны ещё не раз пробегутся опасным фейерверком по коже, когда ментальная память даст слабину и выпустит то guilty pleasure воспоминание.

И мне не стыдно, я хищник, запустивший клыки в податливую плоть. Я напиталась свежей кровью и страхом жертвы. Теперь я тихо заползаю в пещеру и погружаюсь в сладкое послевкусие с нотками муската. И мою вину никогда не доказать.

4ef57687eecfca3bcbc6139dcff5e0c0