Когда я переехала в Берлин, подруга прислала приглашение в берлинскую группу русскоязычных девушек. 100 человек, в основном из Москвы и Петербурга, на хороших работах, успешные, независимые, амбициозные. Засчет небольшого размера группы знающие друг друга в лицо и готовые помочь с работой, квартирой, посидеть с котом и передать документы на родину.

За шесть лет в Берлине я сходила на несколько встреч, передружилась с половиной в твиттере и интстаграме. Мы пересекались на шампанское перед концертом Дорна, сосед тосковал по одной красотке-сибирячке, встретила свою тезку с днем рождения в один день и плотной связью с Вильнюсом. Жизнь в Берлине глубоко переплелась с группой. Через группу я находила своих потрясающих маникюрш, которые одна за одной выходили замуж и переезжали за мужьями-учеными в университетские городки, оставляя Берлин на растерзание вьетнамцам и маникюру на неделю. Встретила свою невероятную преподавательницу немецкого, которая заставила меня заговорить на нелюбимом языке, проложившим дорогу к симпатичным зарплатам и высокому спросу на рынке, переквалифицировавшись по дороге в близкую подругу. Группа вытаскивала, когда нужны были контакты психотерапевта и личный опыт по антидепрессантам, списки интересных выставок и закрытых мероприятий, номер Вадима для помощи при переезде и ветеринара, когда надежды нет. Когда группа достигла 230 человек, доступ к ней решили закрыть. “Оставим уютный междусобойчик” решили организаторы. Как же мне повезло оказаться в группе раньше, чем позже – неоднократно приходило в голову.

24 февраля жизнь дала серьезный крен и неповоротливый российский корабль врезался в одинокий украинский айсберг. Жизнь в группе мгновенно окрасилась в сине-желтые цвета. Девушки собирали деньги, волонтерили на вокзалах, устраивали беженцев и делились полезной информацией. Группа превратилась в слаженный механизм первой помощи. Если у кого-то был матрас, но не было машины, тут же находился кто-то с машиной. Если не хватало денег на квартиру для семьи, тут же докидывали денег, чтобы закрыть вопрос.

Из Украины не выпускают мужчин в возрасте от 18 до 60 лет. Автоколонны и конвои автобусов в Венгрию везут женщины-водители. На вокзалах украинские женщины организуют своих и чужих детей, безропотно занимая позицию главы семьи. 140 тысяч человек вернулось в свою сильную страну, чтобы защищать независимость. В теробороне нет свободных мест.

Женская дружба – давний повод для шуток. Женщин называют коварными и неспособными к настоящей поддержке. Женщин винят в отсутствии доверия и control issues. Но женский круг и поддержка, которую девушки оказывают друг другу в нашей маленькой уютной берлинской группе, она очищена от предрассудков. Каждая из нас приехала в Германию гостем. Каждая ищет опоры и баланса, пытаясь устоять на скользкой почве эмигрантской жизни. Красивые в инстаграме, мы ищем совета от сходящей с ума от стресса кожи. Мудрые и уверенные в твиттере, мы делимся ужасом от подступающего алкоголизма. Группа женщин – это круг удивительной силы и энергии. В любой точке земного шара и при любых обстоятельствах.

Эта война когда-нибудь закончится. Женщины соберут заново свои семьи и выстроят дома из пепла. Женщины за рулем груженных гуманитарной помощью машин вернутся к своим мужчинам. Женщины переживут войну. И эту и все следующие. В конце концов, только женщины могут подарить этому миру жизнь.

Хотите получать от меня письма? Become a Patron!